Пищевая зависимость или удовольствие от еды – где грань?

Каждому из нас иногда случается испытывать непреодолимое желание запихнуть в себя как можно больше любимых сладостей, а сил остановиться – никак не находится. Но есть люди, которые переживают это состояние в постоянном режиме, без устали желая есть, есть и снова есть… В чем причина такого «безрассудства»?

Все дело в гормонах – истоках пищевой зависимости

Все дело в гормонах – истоках пищевой зависимости

Людей, страдающих зависимостью, больше всех остальных мучает проблема несоответствия желаний и реальных возможностей. Им все время хочется больше, больше и больше, словно они не могут «отключить» свои желания. Что бы ни получил такой человек, ему всегда мало. «Не могу остановиться», — жалуются они. Их желание невозможно удовлетворить, потому что завышено оно – искусственно.

Потребность, созданная иллюзорно (или, если мы говорим о пищевом поведении, «ложный голод»), может оказаться результатом гормонального сбоя из-за недостаточной выработки серотонина. Подавленные люди испытывают раздражение из-за того, что «все не так». Даже если на самом деле все хорошо, они все равно будут испытывать недовольство, ведь нехватка серотонина блокирует возможность ощутить «удовлетворение».

Есть и другое объяснение «недовольным»: возможно, они страдают от избытка допамина, а потому не знают, чего они вообще хотят, но постоянно хотят чего-то… ну хоть чего-нибудь. Это состояние называется «феноменом желания». Алкоголь, наркотики, азартные игры и еда могут поднять планку получения удовлетворения так высоко, что наш мозг чисто физиологически не способен ее достичь.

Все это, а также другие виды экстремального поведения, которые вызывают крайнюю степень радости или ожидания наслаждения (например, поход за покупками или интернет-игры) могут запутать нашу лимбическую систему – фундаментальную и очень важную часть головного мозга.

Что заставляет гормоны взлетать до предела?

Что заставляет гормоны взлетать до предела

Действие гормонов счастья оказывает настолько мощное воздействие на прилежащее ядро мозга (там находится центр удовольствия), что приводит к нереально завышенному уровню ожиданий или попросту – отравлению эйфорией. Наркотические средства, которые повышают уровень серотонина, являются, главным образом, галлюциногенами или психоделиками.

К ним относятся самые разные вещества:

  • ЛСД;
  • Мескалин;
  • Кетамин;
  • Галлюциногенные грибы;
  • Фенциклидин.

Другие наркотики вызывают всплеск выработки допамина до безграничных объемов. Например, такие:

  • Кокаин;
  • Крэк;
  • Амфетамин;
  • Экстази
  • Никотин.

Поведение, связанное с высоким уровнем ожидания вознаграждения (азартные игры, шоппинг), также способны резко повышать уровень допамина в организме. Вещества, сходные по действию с эндорфинами, относятся к группе опиатов и используются в клинической практике для ослабления физической или психической боли (кодеин, морфин и другие).

Алкоголь же усиливает действие всех трех нейрохимических элементов. Вот почему в состоянии опьянения человек оказывается под мощным воздействием трех основных состояний: тяги к непринужденному свободному общению, возбуждения и пониженной чувствительности к боли. Неудивительно, что такое состояние кажется многим весьма привлекательным.

Клиническая практика показывает, что если эти вещества поступают в мозг в немного ускоренном темпе, то степень удовольствия, которое они дают, возрастает. Человек, который выпивает спиртные напитки на пустой желудок, быстрее пьянеет, потому что пища не мешает всасыванию алкоголя.

Если какое-то вещество поступает в организм не через систему пищеварения, а через инъекцию, оно еще быстрее достигает мозга и вызывает чувство эйфории еще более сильное. Вдыхая табачный дым, «нужные» вещества быстрее всего поступают в мозг и оказывают наибольшее воздействие, но одновременно это – самый короткий путь к привыканию и зависимости.

А что делает немедленное получение удовольствия? Разумеется, подавляет нашу волю. Зачем ждать, если можно получить свою порцию наслаждения без промедлений? Подтверждение этому можно обнаружить, наблюдая за действием препаратов, содержащих опиум (нередко их используют для лечения сильной или длительной боли).

Несмотря на то, что «опиумные» дозы часто достаточно велики, а сами эти лекарства способны вызывать привыкание, при пероральном приеме, то есть через рот (особенно препаратов замедленного действия, что дают эффект в течение нескольких часов) опасность получить привыкание – минимальна.

Но если человек будет разжевывать таблетки, измельчать их в порошок, а после – нюхать этот порошок или вкалывать препарат в вену, то воздействие на мозг будет более мощным и практически мгновенным. Механизм замедленного действия в такой ситуации попросту разрушается, а риск формирования зависимости – в разы увеличивается.

Как пищевую зависимость объясняет нейробиология?

Как пищевую зависимость объясняет нейробиология?

Известно, что в головном мозге человека находятся нейроструктуры, которые контролируют поведение с помощью механизмов получения удовольствия. Эти механизмы называют «системой вознаграждения». Источник зависимости – будь то алкоголь, наркотики, азартные игры, половые связи или определенная еда – принудительно направляет в прилежащее ядро мозга допамин, нейромедиатор удовольствия.

Высокая интенсивность и скорость поступления вещества в мозг позволяют получить удовольствие мгновенно, без промедления. Это и становится причиной появления зависимости. Таким образом, она возникает не в результате действия естественных биологических механизмов, а из-за искусственной организации получения самого вещества.

Посмотрим на примере алкоголя: когда животные в дикой природе лакомятся забродившим виноградом, чувство сонливости и лени охватывает их раньше, чем они успевают опьянеть. Содержание алкоголя в продуктах с непереработанным натуральным сахаром (забродившие ягоды, мед, промокшая рожь) находится на уровне 5%.

Но если содержание алкоголя в этом винограде (или зерне для крепких напитков) повысить до знакомых нам значений (13% для вина, 40% для водки, виски и т.п.), то способность мозга контролировать умеренность их употребления заметно ослабеет. То же самое с кокаином. Животное способно прожевать не так много листьев коки, прежде чем устанет.

Однако тот кокаин, который вызывает известную наркотическую зависимость, получают из листьев коки искусственным образом. Мощное, мгновенное ощущение эйфории, которое он в такой форме вызывает у людей, тут же пробуждает непреодолимое желание нюхать или вкалывать его независимо от чувства усталости или любого другого препятствия.

И, наконец, пища. Волокнистый стебель тростникового сахара защищает содержащуюся в нем сахарозу, а толстая кора клена – его сладкий сок. Это ограничивает количество сахара, который могут съесть приматы.

Но если собрать много сахарного тростника и выделить из него весь сахар, а также превратить кленовый сок в сироп (или вынуть соты из улья, чтобы извлечь из них мед), то полученный продукт станет основой для производства того, что приводит к формированию пищевой зависимости.

Так легко бросить несколько кубиков сахара в кофе или полить кусок пирога сладким сиропом, но при этом мы совершаем «противоестественное», нарушающее законы природы действие, что позволяет нам обойти все преграды, которые могли бы ограничить наше потребление.

У нас появляется возможность получить искусственно созданное удовольствие такой силы, которое мы никогда бы не смогли испытать в естественных условиях.

Что же в результате? Все просто: то огромное удовольствие, которое мы получаем от своей пагубной привычки, существует лишь потому, что каждый из нас собственноручно разрушает естественные барьеры, установленные самой природой на пути его получения.

Наша система вознаграждения с нетерпением ждет более крупного и значительного приза. Она подобна лошади, которая мчится за висящей перед носом морковкой, и не может остановиться, даже когда мышцы начинает сводить от усталости.

Зависимость, что иллюзорно предлагает большую награду, подталкивает нас на определенные действия даже перед лицом смертельной опасности и недостижимой цели. Зависимость – это страна бесконечных желаний.

Подходим к главному: где заветная граница?

 где заветная граница?

Увы, пока никто не может сказать точно, на каком этапе человек пересечет опасную грань и начнет отдавать предпочтение искусственным, а не естественным вознаграждениям. Но в эффективности первых сомневаться не приходится: мы уже увидели, что они более сильные и концентрированные, чем естественные.

В жизни есть много вещей, которые доставляют нам удовольствие, разница лишь в мощности их стимулирующей силы. Например, секс вызывает прилив около двух сотен единиц допамина, а кокаин – почти четыреста. Считается, что допустимым для нашего мозга является диапазон от 100 до 300 единиц. Такое количество не вызывает привыкания.

Это похоже на то, как если бы наш мозг привык работать на дизельном топливе, а мы вдруг заправили его ракетным. Процесс эволюции еще не подготовил наше серое вещество к подобным всплескам гормонального фона и не научил эффективно сдерживать это избыточное стимулирование.

Мы еще не умеем приспосабливаться к тому, что допустимо в качестве исключений (например, пиршество после «голодного» интервала) и недопустимо на регулярной основе (беспричинное переедание). Поэтому когда наш мозг оказывается подвержен воздействию неестественно большого количества нейроактивных гормонов счастья (серотонина, допамина и эндорфинов), он пытается адаптироваться.

С самой первой дозы любого наркотика мозг предпринимает попытки приспособиться к новой «атмосфере»: он уменьшает активность рецепторов лимбической системы, чтобы привести ее в соответствие с фактической обстановкой. В течение нескольких дней или недель у человека развивается привыкание к этим гормональным всплескам, а потому острота ощущений со временем ослабевает.

Организм формирует «новую норму», прочно фиксируя в нейрологической памяти центра вознаграждения – глубоко в недрах лимбической системы. И принцип ее действия не только в том, что наркоманам требуются все более острые ощущения; на самом деле новая доза им жизненно необходима просто для того, чтобы нормально себя чувствовать.

Правда, и новая норма вскоре оказывается недостаточной, поскольку в основе любой зависимости лежит постоянное желание чего-то большего, более мощного и приятного. Наркоманы стремятся получить огромное удовольствие – тот самый незабываемый экстаз, который они испытали, когда попробовали свой наркотик впервые, но их сдерживает низкая эффективность собственного мозга.

Мозг, как выяснили ученые, умело создает «новые правила игры», усиливая устойчивость к определенным веществам, поэтому с каждым разом требуется все большее его количество (или неких поступков), чтобы достичь призрачного удовольствия такой же силы.

Мозг раз за разом приспосабливается, и этот цикл продолжается до тех пор, пока зависимый человек не окажется в очень опасной зоне. Специалисты, занимающиеся лечением наркозависимости, называют это «погоней за драконом». Даже если достичь первоначального уровня наслаждения не удается, это не приводит к отказу от наркотика.

Зависимые люди очень быстро понимают, что его отсутствие причиняет им сильное страдание. Когда интенсивный поток нейрохимических веществ резко перестает поступать в мозг, это рождает ощущение полного краха и катастрофы, несравнимые ни с каким обычным чувством утраты.

Любой из нас после насыщенного дня, например, выпускного вечера или свадьбы, на следующий день испытывает сильную усталость. Мы чувствуем опустошенность и нуждаемся в паре дней отдыха, чтобы восстановить силы. Однако то опустошение, с которым сталкивается зависимый человек, намного хуже, поскольку это следствие искусственно созданного переизбытка гормонов.

Чем более мощное чувство эйфории оно вызывало, тем острее ощущается его утрата. В результате человек оказывается доведенным до полного физического, умственного и духовного краха. Его охватывает депрессия, повышенный уровень тревожности, бессонница и целый рядом других симптомов воздержания.

Большинство из нас без труда справится с апатией, возникающей на утро после какого-либо крупного мероприятия, но тот груз отчаяния, который падает на плечи зависимого человека, кажется неподъемным даже для самых мужественных из нас. Специалисты называют подобное состояние нейрохимического срыва «постабстинентным синдромом», а пораженные им люди – «похмельем», «ломкой» или просто чем-то ужасно отвратительным.

На этом этапе срабатывает еще и стрессовая реакция, которая делает положение несоизмеримо хуже. У зависимого человека происходит переход от употребления наркотика ради удовольствия (то, что психологи называют «позитивным подкреплением») к его использованию только ради того, чтобы избежать болезненных ощущений, а это уже называется «подкреплением негативным».

Мозг воспринимает боль, связанную с отказом определенного вещества, как угрозу, и для борьбы с возникшей опасностью запускает в действие базовые инстинкты выживания. Всплеск адреналина и высокий уровень тревожности выступают в роли мощных стимулирующих факторов, несмотря на печальные последствия их действия.

Почему мы продолжаем есть вопреки желанию остановиться?

Почему мы продолжаем есть вопреки желанию остановиться?

«Краткосрочная выгода» от немедленного облегчения боли приобретает гораздо более важное значение, чем «долгосрочная потеря» от разрушительного действия наркотика.

Центр контроля логического мышления и эмоционального контроля находится в лобной части головного мозга, где наши основные исполнительные способности (размышление, рассуждение, сожаление) пытаются контролировать наши базовые желания и основные инстинкты.

Однако при острых симптомах зависимости и абстиненции сдерживать постоянно растущую тягу к экстазу и ее обратную сторону – страх перед ломкой – становится практически невозможно. Очень скоро трамвай желания сойдет с рельсов. Сила воли, которая никогда и не была нашим надежным и верным союзником даже в лучшие времена, также потерпит поражение.

Вот почему наркоманы оказываются бессильны перед своей зависимостью. Они могут отчаянно желать избавиться от пагубного пристрастия – ради работы, семьи и дома, но когда происходит сбой в работе механизмов получения вознаграждения и стрессовой реакции, они оказываются абсолютно беспомощными, а способность контролировать собственные желания – бесследно пропадает.

Даже на этапе выздоровления все равно возникают непреодолимые влечения и случаются срывы. Большинство людей не могут оградить себя от соблазнов в виде старых знакомых, привычных мест отдыха или визуальных сигналов, когда на глаза попадаются люди, употребляющие алкоголь или наркотики – в фильмах, по телевизору, в рекламе или в жизни.

А иногда соблазны и вовсе не нужны, ведь причиной срыва могут стать нейрологические причины. У людей с подобной проблемой мощные пагубные влечения, действующие как на эмоциональном, так и на инстинктивном уровне, никуда не исчезают, даже если умом человек понимает всю их опасность и старается ей сопротивляться.

Как похудеть, если еда – ваш наркотик?

Как похудеть, если еда – ваш наркотик?

Попадая в ловушку пищевых соблазнов, не спешите огорчаться и ставить крест на красивой фигуре. Хоть человеку и недоступна полная картина всех «тайных» дел, что творят нейрохимические связи в организме, но кое-что о главных – гормонах голода и удовольствия – ученым давно известно.

Если вам никак не удается сбросить вес, проверьте уровень гормонов, которые участвуют в «системе вознаграждений». Возможно, для активации кнопки «похудение» вашему организму требуется минимум – повысить физическую активность и принять во внимание рекомендации врача по нормализации гормонального фона. Только не ленитесь, и все непременно получится!



Поделиться:

А какие вы выбираете способы похудения?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Добавить комментарий




kosmetolog.ru | Все права защищены.

Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.